Отходы.Ру

Судьба московских отходов: Из огня да в воду?

Опубликовано Редактор 24-11-2009 (5998 прочтений)
Москва – единственный субъект РФ, который пытается решить проблему бытовых отходов централизованно. Однако ввиду отсутствия научно обоснованной стратегии и концепции решения проблемы справиться с ней пока не удается: как и 30 лет назад, в Подмосковье на захоронение направляют более 80 % ТБО, хотя Москва вкладывает большие средства в строительство объектов промышленной обработки и переработки бытового мусора.

Человек живет в мире отходов – основных загрязнителей окружающей среды. Самыми «популярными» являются твердые бытовые отходы: отслужившие свой срок товары и изделия, а также ненужные человеку продукты или их остатки, образовавшиеся в системе ЖКХ, бытового обслуживания населения, туристического бизнеса и т. п. «Популярны» они, по крайней мере, по трем причинам: из-за причастности к их образованию абсолютно каждого человека, из-за их огромного количества (например, у москвича ежегодно образуется 300 кг ТБО, а из Москвы ежедневно вывозят на областные свалки около 10 тыс. т «городского мусора»), из-за возможности возникновения экстремальных ситуаций (достаточно вспомнить Неаполь двухлетней давности, когда город оказался заваленным мусором).

Кстати, экстремальные ситуации могут возникнуть также из-за протестных действий населения, когда люди не согласны с методами решения проблемы ТБО и видят угрозу своему существованию при необоснованном открытии новых свалок, строительстве мусоросжигательных заводов и т. п. Население – это главное лицо, заинтересованное в чистоте города и пригорода, оно вправе рассчитывать на предоставление качественных услуг в цивилизованном решении проблемы ТБО и при этом должно быть убеждено, что платежи за услуги (так же, как и экологический риск практических действий) сведены к минимуму (декларированная цель реформы ЖКХ – повышение качества услуг при одновременном снижении их стоимости). Однако для получения таких услуг население само должно быть готово оказать содействие их реализации.

Проблема ТБО – глобальная проблема XXI века

Если ориентироваться на ведущие европейские страны (Германию, Австрию, Швецию, Нидерланды, Данию, Бельгию и др.), то выявляются три принципиальных направления решения проблемы:

  • приоритет отдается повторному использованию и переработке ценных компонентов ТБО в качестве вторсырья, ибо многие созданные человеческим трудом продукты попадают в ТБО после разового использования (макулатура, консервные и алюминиевые банки, пластмассовые и стеклянные бутылки и пр.);
  • если повторное использование и переработка невозможны, то отходы должны быть использованы в качестве вторичных энергетических ресурсов (в том числе обезврежены и (или) сожжены);
  • если предыдущие методы неприемлемы, то тогда (и только тогда!) отходы могут быть размещены на полигоне (с соблюдением всех природоохранных норм).

В Европе создана мощная индустрия вторсырья. По данным Eurostat2005, в ведущих странах ЕС в качестве вторичных материальных ресурсов используют 40–65 % ТБО, сжигают с утилизацией энергии 25– 35 % ТБО, захоранивают менее 20 % ТБО. Для сравнения: в России захоронению подвергают 97–98 % образующихся ТБО (в Москве – 80–85 %), размещая их на экологически опасных свалках (полигонов, на которых в полной мере предусматривается инженерная защита окружающей среды, в России нет).

Ни в одной сфере человеческой деятельности нет у России такого отставания, как в сфере обращения с отходами.

В связи с чрезвычайной серьезностью проблемы отходов в цивилизованных странах она решается на национальном и региональном уровнях (и вдобавок в контексте с природопользованием), в России (в соответствии с законодательством) – на уровне органов местного самоуправления!

В настоящее время в России на государственном уровне не разработаны стратегические подходы к решению задач управления отходами, механизм решения этих задач не раскрыт, отсутствует научно обоснованная концепция и стратегия решения проблемы ТБО.

Децентрализация ответственности за решение проблемы отходов и передача ее на уровень местного самоуправления резко обострила в стране экологическую ситуацию (особенно когда под флагом развития демократии пошли по пути создания сотен мелких муниципальных образований, в то время как вчера они исчислялись десятками). В результате реформы местного самоуправления число муниципальных образований резко увеличилось и зачастую каждый муниципалитет решает проблему отходов самостоятельно!

Органы местного самоуправления профессионально проблемой ТБО не владеют, средств на решение проблемы не имеют, поэтому ограничиваются созданием экологически опасных свалок.

На рынке услуг в России появилась масса компаний, профессионально не владеющих проблемой ТБО и технологически несостоятельных, но, тем не менее, стремящихся занять нишу в системе санитарной очистки города от ТБО. Большая ошибка администрации города – это включение в подобные «игры», когда практические действия сводятся не к созданию продуманной системы управления ТБО, а к строительству случайных промышленных объектов или к применению какой-то одной избранной технологии. Зарубежные фирмы (или авторы) – разработчики неких технологий, предлагающие администрациям городов свои услуги «для мгновенного» решения проблемы ТБО, преследуют лишь одну цель: продать свою технологию или получить под строительство объекта земельные ресурсы (это особенно характерно для Московской области). Закупая подобную технологию, администрация города теряет контроль над ситуацией. Зарубежной фирме совершенно безразлично, как в России решается проблема ТБО – цивилизованно или нет, да и решается ли она вообще.

Москва, судя по всему, единственный субъект РФ, который пытается решить проблему ТБО централизованно. Однако ввиду отсутствия научно обоснованной стратегии и концепции решения проблемы справиться с ней пока не удается: как и 30 лет назад, в область на захоронение направляют более 80 % ТБО, хотя Москва вкладывает большие средства в строительство объектов промышленной обработки и переработки ТБО (в 1997–2008 гг. было введено в действие 10 объектов).

По-видимому, в связи с тем что за последние 10–15 лет в Москве ничего реально не сделано для сокращения потока ТБО, поступающего на захоронение в Московскую область (хотя все эти годы проводился ничего не давший «эксперимент» по раздельному сбору вторсырья), появилось постановление правительства Москвы от 22 апреля 2008 г. № 313ПП, определившее масштабное строительство в городе мусоросжигательных заводов с доведением их числа до девяти (в настоящее времяфункционируют три завода) суммарной мощностью 3,21 млн т/год. При этом проигнорирован европейский опыт, где мусоросжигание достаточно широко применяют в странах, где развита переработка отходов в качестве ВМР (рециклинг) и бестермическая переработка ТБО, т. е. на сжигание направляют лишь небольшую часть ТБО. Москвичам был предложен самый дорогой и экологически опасный вариант решения проблемы ТБО, не имеющий мирового аналога (в мире нет городов, где было бы более двух МСЗ). Получается, что отходами можно манипулировать как заблагорассудится, т. е. бездумно: отвезем все на свалку, не нравится – загрузим все в мусоросжигательную печь. Как говорится, из огня да в полымя!

Решение Правительства Москвы направить весь поток образующихся у населения ТБО в мусоросжигательные печи вызвал бурные протестные действия как обывателей (т. е. рядовых москвичей), так и специалистов, ибо всем здравомыслящим людям понятно: девять МСЗ окажут негативное влияние на жизнь города в целом (ежесуточно в атмосферу будет выбрасываться более 60 млн м3 бескислородного газа – более тяжелого, чем воздух, и вдобавок обогащенного вредными веществами).

При этом строительство заводов связано с колоссальными финансовыми затратами (речь идет о миллиардах долларов).

Группа ученых обратилась к Президенту России, подчеркнув недопустимость направления на сжигание без какой-либо подготовки всей образующейся массы ТБО. Это обращение обсуждалось в Минприроды России в апреле сего года (см. «ТБО» № 7, 2009 г.). На совещании чиновники голословно заверили – претензий к сжиганию нет, сжигание – единственный метод решения проблемы ТБО! Поражает непрофессионализм апологетов мусоросжигания – они не смогли ответить ни на один поставленный вопрос, пропаганду явно перепутали с аналитикой.

Было подготовлено второе обращение к Президенту России, но его не отправили. Выяснилось, что разумные доводы и их поддержка прогрессивной прессой сыграли свою роль (нет дыма без огня!): 17 сентября 2009 г. в «Комсомольской правде» в разделе «Экология» было опубликовано обещание главы столичного Департамента природопользования и охраны окружающей среды Леонида Бочина не строить в Москве новых МСЗ (по крайней мере, до 2025 г.). Одновременно ЛеонидБочин отметил, что «Москва не внедряет раздельный сбор мусора, как это делает вся Европа». По оценке чиновника (как отмечено в «Комсомольской правде»), «из-за привычкимосквичей выбрасывать и целлофан, и картофельные очистки, и ржавые гвозди в одно ведро город теряет миллиарды долларов. Все эксперименты по раздельному сбору мусора в столице провалились». (К сожалению, чиновники не в состоянии определить истинных виновников провала этого важного мероприятия, ибо виновниками являются они сами: в Москве никогда не было внятной программы создания системы раздельного сбора вторсырья, хотя еще лет 10 назад ее основные положения разработала Ассоциация «Мусорщики Москвы»; к сожалению, Департамент ЖКХ и Б на контакты с ассоциацией не пошел, несмотря на рекомендации мэра Москвы, Мосгордумы и лично Л. Бочина.)

Гидросепарация отходов – кот в мешке?

5 октября 2009 г. по второму каналу телевидения (передачи «Местное время. Вести – Москва» и «Вести» – соответственно в 14.20 и в 20.00) прозвучало официальное сообщение первого заместителя мэра Москвы Петра Бирюкова: Москва отказывается от строительства новых МСЗ (причины отказа – очень дорого и протесты населения) и отдает предпочтение переработке ТБО как более прогрессивному направлению (по-видимому, речь идет о бестермической переработке ТБО, ибо сжигание – это также вид переработки; неточности в терминологии на всех уровнях управления не способствуют пониманию ясности политики в этом вопросе). Названа конкретная технология – «гидросепарация ТБО», она закупается в Израиле. Первый завод с весьма большой производительностью – 700 тыс. т/год ТБО будет через три года построен в промзоне Люберецких полей орошения.

О самой технологии сказано немного: гидросепарация позволит разделить картон, пластмассу, металлы; отмечено применение в технологии сильного магнитного поля и неких реакторов (назначение их не совсем понятно). Одновременно, как отмечено, будет производиться энергия (как для собственных нужд завода, так и для продажи внешнему потребителю).

Таким образом, Москва, легко приняв решение о массовом сжигании ТБО, столь же легко от него отказалась и планирует использовать некую отличную от сжигания и более прогрессивную, по мнению города, технологию переработки ТБО (на риторический вопрос, почему сразу так не поступили, ответа никто не даст). Но нужно при этом помнить, что постановление Правительства Москвы № 313-ПП пока никто не отменял!

Анализ показывает, что решения о строительстве в Москве объектов по промышленной переработке ТБО принимаются на основе информации о состоянии данного конкретного производства за рубежом, но без учета характеристики отечественных отходов (как сырья для переработки) и без сравнения с производствами аналогами.

Принятие стратегии строительства объектов как аналогов соответствующих производств экономит много времени, но без учета конкретного состава и свойств российских ТБО и без сравнения различных технологий приводит к неоптимальному результату. Неоптимальные решения, принимаемые к тому же вне связи с технологической последовательностью отдельных элементов системы управления ТБО (сбор,транспортирование, сортировка, переработка, утилизация, захоронение), являются ценой малого объемааприорной информации, допущенные ошибки – следствием большой свободы выбора конкретных решений. Стремление использовать какой-то один конкретный метод, какую-то «избранную» технологию (будь то сжигание, ферментация, сепарация и пр.) для переработки всей массы ТБО, представляющих собой гетерогенную смесь различных по свойствам, крупности и степени опасности компонентов, приводит к неоправданному увеличению затрат, ухудшает экономические показатели и усиливает негативное влияние технологии на окружающую среду.

Есть все основания полагать, что при реализации в Москве программы строительства объектов санитарной очистки города может быть сделан далеко не лучший выбор конкретных средств решения проблемы. В проекты новых заводов волевым решением (как следствием политики «по интересам»!) может быть заложена случайная и даже отсталая и малоработоспособная технология. До настоящего времени в проектах московских заводов отсутствовало обоснование принятых технологических решений, а оно необходимо.

В этой связи хотелось бы получить ответы на следующие вопросы:

  • Какова степень отработанности и готовности израильской технологии к промышленному применению?
  • Какова распространенность израильской технологии в мировой практике (учитывая, что от «мокрых» процессов сепарации ТБО отказались более 20 лет назад)?
  • Что конкретно представляет собой израильская технология («гидросепарация» – это общее ее название, оно сущность технологии не раскрывает): последовательность технологических операций, целевое назначение технологии, получаемые продукты и возможность их реализации, количество и методы очистки образующихся сточных вод, способ получения энергии?
  • Если технология продается Москве как «ноу-хау», то так и нужно говорить, тогда раскрывать детали и особенности технологии никто не будет (не совсем понятно только, кто конкретно выбрал такую технологию, ибо специалистов соответствующего профиля в «команде», ответственной в Москве за решение проблемы ТБО, попросту нет, а в рынке технологий необходимо разбираться).
  • Какие преимущества имеет израильская технология по сравнению с другими процессами, другими словами, почему выбрали именно израильскую технологию?

Наконец, кто будет проектировать новый объект (специалистов – проектантов нового профиля в московской команде нет, и новому объекту может быть уготована участь Рудневского завода, когда из-за проектных ошибок потребовалась его экстренная реконструкция за бюджетные деньги)?

Отсутствие ответов позволит сделать однозначный вывод: в Москве при решении проблемы ТБО проводится политика «по интересам».

Москве как воздух нужна научно обоснованная концепция оптимизации комплексного управления ТБО. Именно концепция определяет, что и в какой последовательности нужно строить с наименьшими затратами, сведя к минимуму экологический риск практических действий. Естественно, для решения проблемы ТБО в московском регионе необходимо объединить усилия двух субъектов РФ.

Краеугольным камнем при решении проблемы ТБО в Москве является создание индустрии вторсырья, которая, в свою очередь, базируется на создании эффективной системы раздельного сбора ценных компонентов ТБО. К сожалению, лица, ответственные в Москве за решение проблемы ТБО, ограничиваются установкой в городе контейнеров для раздельного покомпонентного сбора вторсырья, искренне полагая, что этого достаточно и что свою миссию они выполнили. Но, поскольку этого недостаточно и система заработать не может, все списывается на менталитет населения!

Организационные условия создания системы раздельного сбора ценных компонентов ТБО предполагают реализацию ряда последовательно-параллельных действий (наиболее экономичный и экологичный вариант):

  • организацию разъяснительной работы среди населения (повышение ответственности за качество среды обитания, развитие понимания важности и необходимости раздельного сбора, формирование экологического сознания у населения и общественного мнения в этой сфере, разъяснение правил сортировки);
  • организацию активного участия населения (оно сводится к разделению отходов на кухне на два, а не шесть пакетов, как в странах ЕС: один пакет – для вторсырья, второй – для остаточных отходов. Принцип «делим на два» является значительно более прогрессивным, чем система раздельного покомпонентного сбора; собранное вторсырье выносится в контейнер «для вторсырья», т. е. требуется установка только одного контейнера);
  • установку в удобных местах необходимого количества спецконтейнеров для собранных фракций вторсырья;
  • создание современных Комплексов по сортировке и компактированию ТБО (для приема собранного у населения вторсырья и отходов нежилого сектора, их сортировки по видам и подготовки к дальнейшей переработке); Комплексы становятся центрами, объединяющими всю систему раздельного сбора;
  • организацию централизованного управления потоками отходов и вторсырья (с последующим направлением каждого потока на переработку оптимальным методом); при этом жилой и нежилой секторы обслуживаются разными мусоровозами (раздельный сбор);
  • задействование в системе раздельного сбора пунктов платной приемки вторсырья (мобильных и стационарных);
  • создание технопарка для переработки вторсырья (здесь огромное поле совместной деятельности для Москвы и Московской области).

Л.Я. Шубов, д.т.н., проф.
"ТВЕРДЫЕ БЫТОВЫЕ ОТХОДЫ" №11 2009

Если вы обнаружили ошибки или у вас есть замечания, сообщите нам.
  Печать

Рейтинг 2.91/5
Рейтинг: 2.9/5 (140 голосов)