Отходы.Ру

Пришло время менять критерии оценки ресурсов

Опубликовано Редактор 30-05-2003 (38 прочтений)

Проблема вторичных ресурсов для России становится все более и более актуальной. Длительный период недооценки значимости использования вторичных ресурсов привел к двойным потерям. С одной стороны, это прямой экономический ущерб от неиспользования тех природных ресурсов, которые мы называем вторичными, с другой - все неиспользуемые вторичные ресурсы в конечном итоге превращаются в отходы, а это один из факторов негативного экологического воздействия, т.е. сложившаяся ситуация имеет двойной отрицательный результат – экономические потери и неблагоприятное влияние на окружающую среду, которое, в свою очередь, сопровождается не только дополнительными экономическими потерями, но сказывается на здоровье человека, ведет к деградации всей окружающей среды. Проблема, что и говорить, приобретает общегосударственное значение. И все же, в чем причины сложившейся непростой ситуации, и как избежать последствий пагубного воздействия на окружающую среду, особенно в период наступления паводков? На эти и другие вопросы мы попросили ответить Руководителя Высшей инженерной школы экологии и безопасности доктора технических наук, профессора Алексея Филипповича Порядина.



- Все эти очень важные последствия мы имеем из-за недооценки столь существенного направления деятельности, каковой является сфера вторичных ресурсов, - отметил Алексей Филиппович.

- Складывается порой парадоксальная ситуация. Если заглянуть в классификатор наших отходов, то мы там увидим и шкуры крупного рогатого скота, и овчины, но тогда возникает вопрос: если шкуры крупного рогатого скота и овчина является отходами, что же будет сырьем для производства обуви, одежды, в которых люди ходят с очень давних времен? Следовательно, эти перекосы нужно сейчас устранять. Возьмите те же отработанные автомобильные шины, они также значатся в категории отходов. Но всем же ясно, что это сырье для производства других материалов. Я могу этот ряд примеров углублять. На наших птицефабриках по производству яиц и вовсе имеет место парадокс. Все цыплята мужской особи на второй же день своего появления на свет - как только выясняется, что к таковым относятся - сразу идут в отходы по той простой причине, что они не способны нести яйца. На птицефабриках в отходы идет и перо. И все это, включая и другие органические отходы, на птицефабриках перерабатывается в мясокостную муку, в том числе и только что народившиеся цыплята мужской особи. Тогда возникает вопрос: а где же сырье? Но поскольку мясокостная мука признана непригодной, в том числе как один из источников бешенства, то теперь она и в этом направлении не может применяться. Тогда для нее прямой путь - в отходы, а это загрязнение окружающей среды.

Почему же до такой степени стали возможны эти перекосы, которые накапливались не один год?

Когда мы анализируем состав отходов в том или ином производстве, в той или иной отрасли, чаще всего приходим к выводу, что наши родные российские отходы – это чаще всего либо компоненты от потери сырья, либо от потери продукции, что как раз обусловлено несовершенством технологии. И отсюда сегодня, как следует из моих примеров, многое трудно назвать вторичными ресурсами. Это скорее первичные ресурсы, которые мы теряем напрямую. Отсюда возникает проблема отходов, проблема вторичных ресурсов, проблема воздействия на окружающую среду. Это дву- или триединая задача, которую нужно разрешать неразрывно, руководствуясь одной формулой для всех.

Для нас главнейшей задачей является повышение экономической эффективности использования природных ресурсов на принципах экологической безопасности – вот классическая формула, по которой мы сейчас должны действовать. И эта формула может быть заложена в лучшее понимание и в более кардинальные действия в части использования вторичных ресурсов. Многие наши промышленные производства, хотя бы деревопереработка, имеют потери чуть ли не до 50%, уж по крайней мере 30% мы точно теряем на всей цепочке от места заготовки древесины до получения мебели. Теперь обратимся к опыту Японии. Там в деревообработке потери сведены к нулю, их там просто не может быть, поскольку все возвращается опять в производство.

Можно привести множество других отраслей, которые также работают без отходов. Следовательно, нам нужно менять критерии оценки первичных и вторичных ресурсов. Чаще всего вторичные ресурсы создаются искусственно из-за несовершенства наших технологий, а на самом деле это те же самые первичные ресурсы. Теперь мы подошли к вопросу о том, почему сложилась такая парадоксальная система. А она сложилась потому, что Россия всегда была одной из богатейших ресурсами стран, и это ресурсное богатство по существу нас развратило. Почему индустриально развитая страна Япония практически не имеет отходов? Да потому что там имеются очень глубокие технологии переработки, потому что дефицит ресурсов и дефицит территорий для размещения отходов давно уже поставили жесткие условия, которые не позволяют работать с другими критериями и подходами.

Сложившуюся ситуацию следовало бы более углублено обсудить на страницах журнала, выявить подходы, другие взгляды, сравнить и даже начинать разработку нового законопроекта о вторичных ресурсах или, может быть, законопроекта о повышении эффективности использования природных ресурсов. Названия могут быть разными, но суть должна быть одна. Мы не можем так жить дальше, страна не может дальше развиваться при нынешней концепции использования природных ресурсов. Везде и повсюду у нас имеет место перерасход природных ресурсов на единицу получаемой продукции. Сравните с показателями зарубежных фирм, зарубежных производителей и вы убедитесь, что и перепроизводство энергетических ресурсов, и расход тепловых, водных ресурсов везде и повсюду на единицу выпускаемой продукции гораздо ниже. Дальше такого не может быть, ведь это тяжкое бремя лежит на нашей экономике.

Нужно четко определить: для нас вторичные ресурсы – это не второстепенные, а те, которые замыкают промежуточное звено между ископаемыми и, следовательно, исчерпаемыми ресурсами и возобновляемыми. Достичь оптимизации ресурсопользования в наших условиях можно через обязательные ограничения потребления ископаемых, прежде всего энергетических, ресурсов. С одновременным снижением налогового бремени на воспроизводство возобновляемых ресурсов. Вводить эти ограничения следует безотлогательно.

Раз уж мы коснулись правового аспекта, то ведутся какие-либо работы в этом направлении сейчас?

Да, такие работы ведутся. Во-первых, мы уже имеем классификатор отходов, в том числе особо опасных отходов. Сейчас ведется кадастр отходов, что очень важно. Когда в 1999 году был принят закон об отходах производства и потребления, то это был большой толчок в дальнейшем совершенствовании этого направления. Основную работу здесь выполняет Министерство природных ресурсов Российской Федерации. Ведется контроль, определена ответственность.

Отмечу, что экологический фактор был учтен и в уголовном кодексе, где за нарушение, приведшее к созданию экологической опасности, ответственные лица, особенно в случае угрозы здоровью людей, могут привлекаться к уголовной ответственности, т.е. правовые механизмы уже существуют. Но пока нельзя сказать, что они достаточны, над ними нужно еще работать, их нужно еще усиливать, но, по крайней мере, законодательная и нормативно-правовая основа в этом направлении сейчас нарабатывается.

И теперь о том, что сейчас не может не беспокоить тысячи и тысячи людей, проживающих в зонах, подверженных весеннему паводку. Мы как раз беседуем накануне этого неприятного периода наступления большой воды. Какими последствиями оно может обернуться помимо непосредственно угрозы затопления?

Вы правильно отметили, что паводок уже грядет. И все что за зимний период выброшено - первичные или вторичные ресурсы, все, что попало в отходы – все это в период паводка несется в наши водоемы, а загрязнение водоема – это экологический удар по окружающей среде. Но помимо локального местного загрязнения паводок дает трансграничные переносы и за пределы субъектов Федерации, и даже в сопредельные страны. Это очень существенное явление еще и потому, что если раньше паводок выполнял очистительную роль, то сейчас, когда антропогенное воздействие на окружающую среду достигло критического значения, паводок способен нести и другую угрожающую миссию – миссию заражения окружающей среды через распространение загрязняющих компонентов.

Вы можете меня спросить, а какое отношение это имеет ко вторичным ресурсам. А вот то же самое прямое отношение, потому что у нас в накопителях отходов чаще всего находятся вторичные ресурсы от горнодобывающей, химической промышленности, от очистки сточных вод – органоминеральные удобрения, содержащиеся в осадках. Но неиспользование этих вторичных ресурсов особенно в паводок может воочию давать пагубные результаты. Я могу сколь угодно привести примеров, когда в период паводка разрушаются накопители, идут залповые сбросы в реки.

Давайте вспомним для убедительности самый серьезный из них.

Это Уфа, 1990 год. Тогда «Химпром» сбросил большое количество фенолов и загрязнил источники водоснабжения, а половина населения миллионного города осталась без воды. А ведь если оставить город без питьевой воды, то все останавливается и хлебопекарная промышленность, и медицина, и мясокомбинаты, да что перечислять – нарушается весь жизненный уклад людей! Это очень опасная ситуация, но ее решение просто с позиции водопользования - уже ясно - не дает результата.

Мы должны взглянуть на эту проблему с позиции ресурсопользования. Надо, прежде всего, сократить на начальной фазе производства потребление основных первичных ресурсов за счет оптимизации и глубины их переработки, а через углубление технологической переработки исходного первичного сырья мы минимизируем количество образующихся отходов, за счет чего снижается уровень антропогенного воздействия на окружающую среду и одновременно достигается экономический эффект. Все это называется чистым экологически безопасным производством. Если мы не достигнем этих целей – экологически безопасного производства, минимизации потребления первичных ресурсов, эффективной переработки вторичных ресурсов, которые все же будут образовываться, мы будем продвигаться в деле повышения эффективности, вообще своего экономического развития, очень и очень медленно. И здесь нам нужно переходить на другие критерии оценки использования природных ресурсов.

Пока мы не достигли указанных целей, как нам предотвратить тот ущерб, который возможен при наступлении паводка?

Если мы не достигли этого уровня, то это не означает, что нужно сидеть и ждать, ничего не делая. Во-первых, чтобы достичь того, о чем я сказал, потребуется достаточно много времени, потребуются достаточно большие усилия. Но шаги в этом направлении уже делаются. Недавно было заседание Госсовета под председательством В.В.Путина по расширению масштабов использования интеллектуального потенциала России, речь шла и об использовании высоких технологий, т.е. это направление становится государственной задачей. Но еще достаточно долго экономика России будет базироваться в основном на использовании сырьевых ресурсов. Чтобы этот крен выправить, потребуется долгое время. Следовательно, нужно сейчас ставить стратегическую задачу постепенной переориентации на высокие технологии, на повышение доли интеллектуального вклада с оптимизацией ресурсопользования.

Теперь непосредственно о том, что нужно сделать, чтобы снизить экологическую угрозу паводка. Для этого нужно выполнить элементарные условия: посмотреть в каком состоянии находятся те объекты, где хранятся, будем говорить термином вашего журнала, вторичные ресурсы в виде накопившихся отходов нефтепеработки, отходов очистки сточных вод, отходов целлюлозно-бумажного, металлургического производства. Нужно очень тщательно анализировать состояние тех объектов, которые обеспечивают безопасное хранение и накопление этих отходов и выполнить хотя бы элементарные меры, которые бы не привели к беде.

Второе. Должны быть взяты под контроль все субъекты хозяйствования, которые в период паводка берут за правило сбрасывать отходы в водоотводящие системы. Кто-то недооценивает последствия, а кто-то это делает умышленно. Ведь за зимний период на территории предприятий накопилось большое количество каких-то отходов и, пользуясь весенним паводком, через ливневую канализацию, даже через бытовую канализацию, их сбрасывается большое количество. Это же не секрет. Можно проверить до десятка каких-то субъектов хозяйствования, и я думаю, в половине из них можно обнаружить эти нарушения. Такого не должно быть. Для этого должны четко работать природоохранные, санитарно-эпидемиологические и другие службы.

Если вы обнаружили ошибки или у вас есть замечания, сообщите нам.
  Печать

Рейтинг 3.50/5
Рейтинг: 3.5/5 (2 голосов)