Отходы.Ру
https://www.plastex.uz/

Самолеты под ногами

Разместил Редактор в 19.01.2006 (13 прочтений) Вторичная переработка
Сжигать? Закапывать? Перерабатывать? Все три вопроса относятся к твердым бытовым отходам. Но однозначного ответа нет. Между тем, речь идет о пяти миллионах (!) тонн стекла, бумаги, дерева, металла, пищевых отходах – столько каждый день выбрасывает Москва. Каждый город мира решает проблему по-разному. Какой путь выбрали мы?


Мушкетеры в критические дни

Впервые попытку перейти на селективный сбор предприняли в конце 70-х – начале 80-х. И скажем сразу – она была успешной! Тогда при большом Госснабе было создано специальное управление «Вторресурсы», которое отвечало за их заготовку, и вполне с задачей справилось.
...Помните длинные очереди у пунктов приема макулатуры? Редкая семья в то время не собирала старые газеты, журналы. Ведь взамен можно было получить талон на «Трех мушкетеров» и другие дефицитные книги.
Заготавливалась не только макулатура, но и битое стекло, черный и цветной металл, кость. Открыли для этого специальные пункты. Были отходы и у промышленных предприятий. Но им просто устанавливали план по их сдаче. Не выполнишь – не получишь разрешения на вывозку остального мусора.
Такой же план – по сбору пищевых отходов – был и у тогдашних РЭУ. Неудивительно, что уборщицы аккуратно ставили на каждой лестничной площадке специальные бачки. Выполнение сулило премию, а потому свинофермы в Подмосковье не знали перебоя с кормами.
Административная система действовала безотказно. Вторсырье, покрывая расходы на сбор, шло еще и на экспорт, принося каждый год Госснабу 6 – 7 млн. долларов прибыли.
Но пришли рыночные времена. Тонна той же макулатуры стала стоить от 50 до 150 руб. Их не хватило бы даже на зарплату приемщику. А еще ведь нужно платить за аренду помещения. Плюс транспортные расходы... Кто же возьмется за убыточную работу?

Швейцарские амбиции

Недавно на московских улицах появились разноцветные закрытые ящики, похожие на бабушкины сундуки. На каждом из них игривая надпись: «Париж?», «Амстердам?», «Берлин?». По идее, москвичи и стар, и млад должны испытать чувство законной гордости: «Да нет – Москва! Научились селектировать мусор». Гордиться – умеем. Делать – нет. Ящики практически не заполняются. Не зря их заклеили рекламками. Ни для чего другого не пригодились.
А между тем – идея-то прекрасная. Правда, ей уже по меньше мере 30 – 40 лет. На каждой из улиц западных городов стоят огромные контейнеры – не такие красивые, как у нас, зато вместительные. На одном надпись – «для стекла», на другом – «для пластика», на третьем – «для бумаги». Сразу вопрос: «Это что же – собирать в разные мешочки различные отходы? А потом нести их с 16 или, предположим, 22 этажа вниз? А для чего же мусоропровод?» Ответ: ни для чего. В развитых странах их просто-напросто заделали. А в новых домах даже не ставят. Так что же – с самой верхотуры нести вниз? Но тут мы, кажется, вторгаемся в другую сферу – градостроительную. Нет «за бугром» высотных жилых зданий! Во всяком случае, мало. Подобные дома – скорее признак слаборазвитости. Одним словом, снести мусор – невелика работа.
В каждом подъезде есть специальные ящички, куда бросают использованные батарейки. Ведь попади такая батарейка в пищевые отбросы (из которых делают кормовые смеси), она сделает их непригодными для скота.
Как добились? Начали с уроков в школе. И сейчас уже выросло поколение, для которого бросить в один и тот же мешок пустую бутылку и, предположим, коробку из-под пиццы – безнравственный поступок.
Впрочем, не забыт и материальный стимул. Я видел, как в магазинах по одинаковой цене специальные автоматы принимают стеклянные и полиэтиленовые бутылки.
Появились автоматы и у нас. Читаю: ПЭТ-бутылка, алюминиевая банка – от 10 до 30 коп. Где только хранить их, чтобы наскрести хотя бы на десятку?
Алюминий – вообще идеальное вторсырье. Перерабатывается практически на 100 процентов. В Москве, по уверению специалистов, этого металла разбросано столько, что из него можно было бы собрать несколько самолетов.
На Западе в каждой стране разработана специальная долгосрочная программа по селекции мусора. И сегодня среднеевропейские цифры по раздельному сбору таковы: бумага – 50%, металл – 70%, полимеры – 60%, стекло – 80%. Каждый следующий процент дается труднее, а потому, к примеру, в Голландии общую цифру селективности – 95% – намечено покорить только к 2010 году. В Германии к тому времени думают раздельно собирать лишь 80% отходов. И только тщеславная Швейцария поставила задачу: все 100!
Не знаю, что будет у нас к 2010 году. Но сейчас – десятые доли процента. По всем видам мусора.

Предпочитаем картон

Я видел немецкий документальный фильм. Разбирают старую машину. Вручную! Пираньи отдыхают. Оставляют только остов. А так – все идет в дело. Даже винтики, даже пластмассовая приборная доска. Бутылки перерабатывают в сырье для того же стекла. Размельченные покрышки перемешивают с асфальтом – идеальное покрытие для дорог.
Единственно, что идет в дело у нас, – картонная тара. На рязанских заводах из нее делают тот же картон и рубероид. Но в приказном порядке (есть норма сдачи, меньше – штраф) сдают тару только организации. Видимо, вспомнили старый советский опыт. От населения упаковку (как и вообще макулатуру) не принимают. Не очень-то, видимо, нужна.
В дальнейшем, видимо, ситуация поправится – во всяком случае, мы не будем продавать ценное вторсырье за рубеж (есть у нас и такая статья валютных поступлений). Не будем отправлять фуры с мусором в ту же Прибалтику. Надо лишь развить перерабатывающие мощности.

Свалки уйдут в историю

Но далеко не все можно использовать вторично. Реально только половину отходов удается подвергнуть сортировке. Значит, остаются пока два других метода: захоронение и сжигание. В США использовали такую систему захоронения (поверх разбили увеселительный парк), что она стала привлекательным туристическим объектом. Их бы туристов да на наши полигоны...
Несколько стран Европы, среди которых Австрия, Люксембург, Швейцария, категорически отказались от утилизации мусора на свалках.
Европейский путь нам ближе. Не надо нам увеселительных парков на свалках. Ведь прием и захоронение твердых бытовых отходов столицы осуществляют около 10 полигонов, расположенных в области. Наиболее крупные и хорошо оснащенные из них – «Хметьево» и «Дмитровский» – только в 2005 году приняли около 1,5 млн. тонн ТБО. Но экологический налог, который мы за это платим, таков, что его не выдержит никакой бюджет. К тому же содержание свалок требует все больших трат.
Вот еще один крупный полигон – в Тимохово. Только на устройство и эксплуатацию дамбы, преграждающей к нему доступ талых и грунтовых вод, расходуются ежегодно сотни млн. руб. Остальные существующие свалки, небольшие по объему, давно стали страхом господним. Состояние их безобразное. Конечно, они постоянно находятся под санитарным надзором. Но всегда ли он эффективен? Из-за пожаров – а там это не редкость – могут образовываться самые опасные яды. Но анализы не проводятся – дорогое удовольствие. А денег у Госсанэпидназора нет. Не случайно свалки называют бомбами замедленного действия.
Понятно, что до бесконечности городить вокруг Москвы пояс из мусора не получится. По подсчетам столичных чиновников, места для таких свалок закончатся в ближайшие восемь – десять лет.

Газеты – налево, бутылки – направо

Итак, реален вроде бы только один путь – сжигание, полное уничтожение отходов. Конечно, проблема санитарной безопасности остается. Но современные методы фильтрации выбросов продуктов горения (тех же диоксинов) снимают ее. В ряде крупных городов Европы такие заводы строят даже в гуще жилых кварталов.
Сейчас в Москве действуют два мусоросжигательных завода. Один находится на реконструкции. Они могут сжечь всего лишь 400 тыс. тонн мусора – столько его вывозится из Москвы за 40 дней. И обходится это городу ежегодно в $15 млн. Но уже в ближайшие годы эта сумма существенно возрастет. На одной из пресс-конференций руководитель комплекса городского хозяйства Петр Аксенов сказал: «Безопасны ли заводы для населения? Отвечаю: сегодня такие современные технологии обработки, что при их реализации никаких проблем для горожан они не создадут. Уже сейчас я могу повезти вас на 2-й мусоросжигательный завод в Алтуфьеве, там, на табло «бегущая дорожка», появляется информация об объеме выбросов, их содержании, и вы увидите, что никакой опасности для населения нет».
Выпущено постановление о строительстве на Юго-Востоке пятого мусоросжигательного завода мощностью 240 тыс. тонн. Рассматривается проект строительства нового завода либо в Зеленограде, либо в Северо-Западном округе.
Все бы хорошо, но не забудем: город сегодня стопроцентно содержит все подмосковные свалки. Полностью на бюджет ляжет и сжигание мусора. А это одни из самых дорогих статей коммунальных расходов во всем мире. Ежегодно жители Вены, где находится немало мусоросжигательных заводов, платят дополнительно к ставке вывоза мусора по 219 евро.
Мы же, чем больше сжигаем, – тем больше берем из казны. Как ни странно, это связано с тем, что жить мы стали все же немножечко лучше. Об этом, между прочим, судят и по количеству отходов.
Понятно, что убыточного производства казна не потерпит. Заводы должны стать коммерческими предприятиями. За счет кого? Нас, жильцов. Плата за «мусор», конечно же, повысится. Иллюзий на этот счет быть не должно.
Но мы ведь в состоянии снизить сумму! Предполагается, что сжигать будут около 70% мусора. Непозволительно много! Существенно больше, чем в других странах. Так что в любом случае не помешает осваивать и современный метод селекции: газеты – налево, бутылки – направо. Выгода бесспорна: платить за вывоз отходов будем меньше.

Иван Гуров
Квартирный ряд
Рейтинг: 0.00 (0 голосов) - Оцените эту новость -